Верхнее меню

Художественно-промышленное образование в диалоге эпох

Art and Industry Education in Dialogue of Epochs



Т.В. Горбунова
T.V. Gorbunova
irina9633@mail.ru
аспирант кафедры экономики спорта и финансов ФГБОУ ВПО «Национальный государственный университет физической культуры, спорта и здоровья имени П.Ф. Лесгафта»
Head of the Department of Art Criticism and Cultural Studies, Saint Petersburg Stieglitz State Academy of Art and Design, Doctor of Philosophy, professor
г. Санкт-Петербург
Saint-Petersburg

Ключевые слова:

  • образование
  • художественно-промышленные школы
  • рисунок
  • реформа
  • искусство
  • промышленность
  • эксперимент
  • Keywords:

  • education
  • art and industry schools
  • drawing
  • reform
  • art
  • industry
  • experiment
  • Рассматриваются особенности образовательной практики художественно-промыш-ленных школ первых десятилетий ХХ века. Проводится сравнение деятельности Центрального училища технического рисования в Петербурге и Художественной школы Баухауза в Веймаре.

    We consider characteristics of educational practice of art and industry schools during the first decades of the XX century. We make a comparison of the work of the Central College of Technical Drawing in St. Petersburg and Bauhaus Art School in Weimar.

    Обзор статьи

    Система отечественного художественного образования, вошедшая в начале ХХI века в эпоху новых процессов и изменений, не может сегодня обойтись без обращения к тем истокам, которые сложились в начале ХХ века и детонировали становление российской художественно-промышленной школы. Как известно, это было время, обозначившее оппозиции «традиции и новаторство», «искусство–производство», «профессиональное–народное». Ведущей выступила оппозиция «искусство-производство», которая и определила особый идейный климат как в художественной практике, так и в образовательной системе.
    Учебные заведения нового типа стали возникать в России уже в конце ХIХ века, это было связано с активным развитием промышленности и, соответственно, с кардинальными изменениями во всех областях общественной жизни. Что же касается художественной практики, то здесь отчетливо обозначилась конфликтная ситуация между уникальностью произведений прикладного искусства и серийным производством потребительских товаров. Главным знамением времени становятся изделия «механических искусников» (термин И.Гете). Это ярко проявилось в экспозициях художественных выставок, популярность которых особенно выросла на рубеже ХIХ – ХХ веков. Уже в конце 1890-х гг. на выставках рядом с индивидуальным поиском художников в сфере прикладного искусства соседствуют чисто утилитарные изделия «художественной индустрии». Один из журналов комментировал эту ситуацию следующим образом: «Русские художники гнушаются работать в целях художественной промышленности, они – носители священного огня и не могут снизойти до состояния рисунков для материи или обоев» [2. С. 140].
    Ответом на эти процессы стало создание в России и в Европе художественно-промышленных школ нового типа. В России художественное образование нового типа получило развитие в Строгановском училище в Москве и в Центральном училище технического рисования им. А.Л. Штиглица в Петербурге. Учебный процесс строился здесь «на непосредственном изучении принципов и закономерностей художественного формообразования лучших произведений ремесла и прикладного искусства прошлых эпох и современности <…> На примерах учебных постановок по общехудожественной подготовке практиковался комплексный метод художественного освоения полиматериальных и полихромных отношений мира предметных форм и пространства» [1. С. 12].
    Установки на изучение традиций как профессионального, так и народного искусства открывали возможность создания красивой бытовой вещи через сферу ручного труда, что и определило интерес к «ручным искусствам», которые теперь были введены в русло профессионального творчества. Образовательные программы внимательно учитывали этот момент и, следует отметить, он органично вписывался в классическую систему обучения художников; новая художественная школа не теряла связей с образовательной системой Академии художеств. «Обучение велось последовательно, – вспоминает П.Д. Бучкин. – Сначала рисовали орнаменты, затем вазы, потом гипсовые головы и фигуры и уж после переходили к живой натуре <…> Ясная система легко усваивалась, требование четко определялось, задача была ясная» [3. С. 10].
    История этих художественных школ знала немало кардинальных реформ и драматических поворотов. Так, в послеоктябрьский период Центральное училище технического рисования им. А.Л. Штиглица было реформировано и переименовано в Высшее Училище декоративных искусств; в этот период здесь действовали Государственные свободные учебные мастерские Н.А. Тырсы. Обращаясь к результатам последующих реформ, мы можем говорить уже о методах преподавания в комплексном учебном заведении ВХУТЕМАС (Высшие художественно-технические мастерские), где заявила о себе общая тенденция к экспериментально-методическому анализу основ художественного творчества, к сближению различных видов искусства. Здесь вели преподавательскую деятельность Л. Лисицкий, Л. Попова, А. Родченко, В. Татлин, А. Веснин, Б. Королев.
    В 1924 году деятельность этого высшего учебного заведения была прекращена, а воссоздание Высшего художественно-промышленного училища на базе ЦУТР и его художественного музея произошло только в феврале 1945 года. Исчерпывающего ответа на вопрос о причинах двадцатилетнего перерыва деятельности знаменитой отечественной художественной школы пока все-таки нет. Объяснение причин трудностями переломной эпохи не может быть до конца убедительным, поскольку возрождение Школы через двадцать лет произошло в еще более трудных условиях послевоенного времени.

    Список использованной литературы

    1. Васильева А.В. Рисунок и графика в подготовке художника декоративно-приклад-ного искусства (из истории ЦУТР–ЛВХПУ–СПГХПА) // Вопросы искусствознания и культурологии. Вып. 2. СПб.: Изд-во СПГХПА, 2005.
    2. Искусство и художественная промышленность. 1900. № 20. С. 140.
    3. Традиции Школы рисования художественно-промышленной академии им. А.Л. Штиглица. СПб.: Лики России, 2012.
    4. Филимонов А.А. Баухауз и концепция функционализма в ХХ веке // Пространственные искусства: история и современность. СПб.: Европейский Дом, 2012. С. 48–49.
    5. Фуко М. Слова и вещи: Археология гуманитарных наук. М., 1977.